Хлеб насущный для философа

Купил ламинарию, известную в отечестве как морская капуста, — по нынешнем еще вегетарианским временам просто диетическую мечту, микроэлементы с клетчаткой, но без калорий. И попал под атаку детских позднесоветских воспоминаний. В какой-то исторический момент на полках советских гастрономов (эти полки защищались от покупателей прилавком, суровым продавцом в накрахмаленном чепчике и весами, чуть меньше меня тогдашнего), в какой-то момент на этих полках остались только выставленные красивыми пирамидками банки консервированной ламинарии. И еще, кажется, березовой сок — конечно, в трехлитровых банках. Это был год, скажем, 1989 или 1990. С тех пор, когда я думаю о родине, я всегда представляю себе эти пирамидки и сок — диету героев.

Граждане ламинарию искренне презирали и, похоже, считали ее особенной утонченной формой, которую принимали издевательства начальства. — Сволочи, мяса, масла, нету. Заставляют жрать капусту, но не простую для людей, которую можно в щи и в пирог, а — морскую, — примерно такие настроения висели на серых кухнях, где вслух, а где про себя. Тут нужно заметить, что несмотря на подобные настроения многонациональный советский народ терпел и, наверное, закусывал ламинирией водку, когда последнюю выбрасывали в продажу. Из чего можно сделать стратегический вывод: нынешняя стабильность — это надолго. Потому что люди у нас терпеливые, а вместо морской капусты есть пельмени магазинные.

Источник: Философия для каждого

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *