И в маразме трудовых будней можно оставаться человеком

Занималась когда-то рекламой в филиале одной ну очень большой и очень нечестной фирмы (последнее, впрочем, выяснилось гораздо позже). Как в большинстве подобных образований от сотрудников требовалось монастырское послушание и нерассуждающее выполнение всех указаний сверху. Понятно, что такой порядок легче всего поддерживать заведомой некомпетентностью служащих, желательно ещё приправленной несоответствием требованиям уровня образования и поощрять внедрением жестко иерархических отношений (последнее, впрочем, тогда ещё продвигалось с трудом)

В нашем отделе рекламы было два крупных недостатка:
1) демократия – при наличии всего 2 сотрудников, один всеобщим явным прямым голосованием был избран начальником, получив абсолютное большинство голосов и всемерную поддержку электората (за что электорат, в моем лице, получил исполнение всех предвыборных обещаний)
2) мы были компетентны и соответствовали всем лукавым требованиям главного работодателя

из недостатков вырастала проблема – желание и умение работать не для отчетов, что ещё можно было как-то стерпеть и не реагировать. А вот невинные вольности поведения, склонность к усовершенствованиям, рационализму и детским шалостям пришлось научиться скрывать, дабы итак растянутое на иерархическо-корпоративной дыбе начальство не начало охоту за нами с крестом, гвоздями и криком « я терплю и вам велю».

Шалости и вольности, впрочем, были почти все мои, шеф для маскировки таскал костюм, меняя шерстяной галстук на шёлковый по сезону и развлекался сугубой серьезностью общения с начальством.

Но однажды мы чуть не погорели, как обычно, на мелочи

Одним прекрасным зимним днем, забежав в контору, обнаружила хихикающего шефа, скрадывающего и раскладывающего мою новенькую, сегодня утром купленную шаль.

— ?

— о. вы убежали, бросили ее в кресле. Я уже собрался спрятать в шкаф (Огромная, в цветах, бахроме, духах – ещё постараться надо – запихнуть и не помять). А тут заходят водители-телохранители, с ними зам директора по безопасности, маркетолог, начинают удивляться. Я не удержался. Вздохнул и говорю: «это моя, понимаете, когда Елена Борисовна уходит, люблю укутаться в этот платок и походить, подумать. Очень успокаивает, расслабляет».

-!?????

— хмыкнули и ушли

И, завернувшись в шаль, начинает изображать, как оно могло бы быть, если бы он сказал правду
Заходят водители-телохранители, с ними зам директора по безопасности, маркетолог. На мгновение застревают в дверях, разворачиваются, мешая друг другу убраться поскорее, бормоча что-то успокоительное «ну, это, вы тут это, разбирайтесь, чё, это, работайте, мы позже зайдем»

Вежливые ребята, увидеть такое и смолчать:

Я валяюсь в кресле, расплескивая кофе от хохота. Шеф (метр девяносто, переломанный нос, весь в мускулатуре — бывший боксер) ходит павой, покачивая бедрами, поводя томными глазами, весь в шелках-цветах-бахроме-духах. Всё действо под нежную «Нирвану» (Smells Like Teen Spirit)

Впрочем, сразу поняв, что на этом история не закончится, на военном совете решили — ничего не поделаешь, придется выбирать между объяснением с последующим обоснованием запутанной сексуальной ориентации, причем обоих, или самим поддержать уже имеющую хождение версию о наших, крайне близких отношениях. Пошли по легкому пути – выбрали второе. Как-то понятнее, доступнее для коллектива, быстро усваивается и практически прилично. Так и получилось – все воспитанные люди, все демонстративно, а некоторые и с выстраданным сочувствием, в личную жизнь не полезли. Пошуршал народ и успокоился.

Да, для большей наглядности, достоверности шаль заменили пледом – теперь она висела на кресле, помогая дофантазировать что угодно, но в строго очерченных границах. Работала на заданный имидж. Мы же рекламщики, учитывали детали))

А тут вот немножко про пиар и эволюционные корни футбола.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *