Лабиринт и мы

Последний семинар по курсу «Философский традиционализм: идеи, фигуры, тексты». Дальше — зачет. Тема семинара: «Философский традиционализм и академическая наука: конфронтация или взаимопроникновение»? Творчество М. Элиаде и его отношение к традиционализму — один из важных вопросов. Но мы договорились сначала завершить рассмотрение взглядов С. Х. Насра, которые остались с предыдущего занятия. В фокусе внимания его статья: «What is Tradition». Через некоторое время я задаю вопрос: «Назовите ключевое слово в статье Насра, которое концептуально важно не только для этого текста и традиционализма в целом, но и для М. Элиаде»?

Добавляю подсказку-указатель для поиска: «Это слово используется в его интервью« Испытание лабиринтом »(1978), записанное Клодом-Анри Роке. И оно очень заметно. Интервью было в списке литературы к последнему семинару.

Студенты называют не один и не два важных варианты, но другие. Ближайший к правильному ответу был «Центр». Ответ я засчитал и добавил бонусный балл к максимальному баллу за занятие.

Между тем, знаете ли вы уже, что для защиты от Роскомнадзора госструктуры начали массово закупать оборудование для VPN?

К поиску ответа то возвращаемся, то отдаляемся.

Подходят последние минуты семинара. Я завершаю упоминанием о европейской черной магии. Ловлю себя на мысли, что получается какое-то не хорошее завершение. Вдруг одна из студенток напоминает, что вопрос так и остался без ответа. С облегчением возвращаюсь к вопросу и называю ответ. Ключевое слово — лабиринт. Именно оно фигурирует в названии интервью.

И тут начинается самое интересное. Я вспоминаю, что одна из статей Р. Генона, то есть «Пещера и лабиринт» (1937), также в названии имеет слово. А собственно его текстами начиналась семинарская часть курса. Поэтому «лабиринт» оказался тем ключевым словом, который соединил авторов первых двух и последних двух семинарских занятий, то есть соединил начало и конец. Некое смысловое плетение.
Возникает следующий вопрос в развитие, своеобразное домашнее задание для преподавателя: «Насколько лабиринт является ключевым словом для других авторов курса: Эволы, Шуон и Кумарасвами»? Возможно, они все к нему обращались ?! Если так, то вес неожиданного микро открытия растет …

Но это не все.

Если лабиринт, как ключевое слово, содержательно роднит тексты Р. Ґенона, С. Х. Насра — очевидных традиционалистов, с текстом М. Элиаде, мы получает еще один аргумент в пользу как минимум влияния традиционалистского дискурса на выдающегося ученого. Предположение усилится, если обратиться к содержанию интервью и найти пример текстуального понимания лабиринта Элиаде. Пример есть, хотя и лаконичен. Ученый сравнивает лабиринт с инициацией, без которой невозможно представить традиционализм. Дополнительное подтверждение влияния традиционализма на М. Элиаде и ответ на предложенную тему семинара.

Неожиданным, но перспективным смысловым бонусом и еще одним домашним заданием для преподавателя было дополнение одного из студентов, который отметил, что на обложке отечественного издания произведений М. Элиаде размещено лабиринт.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *